Ушедшие в арктическое небо
Две версии гибели экипажа Леваневского

12 августа 1937 года -- день, вошедший в историю отечественной авиации как начало третьего перелета советского самолета из Москвы через Северный полюс в Соединенные Штаты. И вот уже много лет следующий день -- 13 августа -- отмечается среди авиаторов и полярников как день гибели самолета "Н-209", ушедшего в этот полет, с экипажем из шести человек: командир -- Герой Советского Союза Сигизмунд Леваневский, второй пилот -- летчик-испытатель Николай Кастанаев, штурман Виктор Левченко, заводской техник Николай Годовиков, бортмеханик полярной авиации Григорий Побежимов, радист Николай Галковский.

После долгого забвения неудачного трансарктического перелета, прерывавшегося лишь фрагментами воспоминаний летчиков -- представителей полярной авиации старшего поколения и единичных газетных публикаций, интерес к судьбе экипажа самолета "Н-209" стал активно проявляться с конца 70-х годов, и с тех пор он не ослабевает. Полету "Н-209" и его поиском в Арктике посвящены многочисленные статьи в журналах "Вокруг света" и "Техника молодежи" и других изданиях, а также ряд интересных газетных материалов, имеющих значение для изучения истории поиска самолета. Об экипаже Леваневского, ходе перелета и его подробностях, известных по принятым радиограммам, рассказывают книги знаменитых полярников И.Д.Папанина, Е.К.Федорова, воспоминания летчика А.Н.Грацианского, принимавшего участие в поисках Леваневского и его экипажа в американской Арктике, книга московского журналиста Ю.П.Сальникова "Жизнь, отданная Арктике" (1984), биография Сигизмунда Леваневского, две книги известного полярника З.М.Каневского "Это было в полярных широтах" (1985) и "Загадки и трагедии Арктики" (1990), глава в увлекательной и содержательной книге Д.Алексеева и П.Новокшонова "По следам "таинственных путешествий" (1988), многие страницы книги воспоминаний флаг-штурмана отечественной полярной авиации Валентина Аккуратова "Лед и пепел" (1984) и ряд его журнальных статей.

Перелет экипажа Леваневского через Северный полюс был намечен на лето 1937 года. Этот полет выполнялся на тяжелом четырехмоторном самолете ДБ-А (Дальний Бомбардировщик-Академия), более известном в истории нашей авиации под своим последним обозначением: "Н-209". Новая машина -- гордость тогдашнего авиастроения, на ней ставились рекорды, ее уже демонстрировали на параде над Красной площадью.

12 августа 1937 года "Н-209" вылетел из Москвы. Согласно большинству источников, связь с экипажем прервалась вскоре после того, как была пройдена точка Северного полюса. В Фэрбенкс на Аляску, где его ждали, он не прибыл. Радисты аэропорта, полярных станций и радиолюбители всего СССР внимательно вслушивались в эфир в надежде услышать РЛ -- позывной экипажа "Н-209". Звено тяжелых самолетов направилось на Землю Франца-Иосифа, два самолета -- на Аляску, с одной целью -- искать "Н-209". В этой работе принимали участие и американские летчики. Поиски самолета и экипажа, длившиеся почти год, не дали никаких результатов.

До сих пор судьба "Н-209" остается одной из тайн Арктики. Изучались и изучаются различные версии предполагаемых маршрутов полета и возможной судьбы его экипажа. До сих пор обсуждаются причины неудачи -- технические недостатки самолета, выбор времени для старта, осложнивший поиски в условиях полярной ночи, бросается тень на личность командира экипажа, будто бы стремившегося к собственной славе...

Что же все-таки произошло с "Н-209"? И по сей день по этому поводу существуют разнообразные версии -- более или менее правдоподобные.

Согласно одной из них, полет самолета прекратился вследствие обледенения или недостатка горючего, расход которого увеличился из-за встречного ветра где-то в высоких широтах между полюсом и побережьем Аляски. Данная версия может считаться принятой в качестве официальной. Она была поддержана авторитетными специалистами, а летчики полярной авиации во время полетов в высоких широтах не теряли надежды найти самолет "Н-209" на дрейфующих ледяных полях по крайней мере до начала 50-х годов.

По другой версии, "Н-209" следовал точно по намеченному курсу, но упал в море всего в нескольких милях от побережья Аляски между островами Тетис и Спай -- во всяком случае, о возможности такого события говорят рассказы эскимосов, живущих на побережье вблизи этих мест. Эта версия, поддерживаемая и американскими энтузиастами, интересующимися историей полета "Н-209", довольно активно разрабатывалась в 80-е и начале 90-х годов, и ход поиска самолета Леваневского на шельфе вблизи Аляски освещен в серии статей Ю.П.Сальникова в журнале "Вокруг света". Однако на сегодняшний день это подтверждения не получило: при проведении поисковых работ на шельфе с помощью магнитометров следов самолета обнаружить не удалось.

Высказывалось предположение, что командир экипажа из-за неисправности одного из двигателей и сильного встречного ветра изменил курс в сторону ближайшей к полюсу суши -- островов Канадского арктического архипелага или северной оконечности Гренландии. Основанием явилась радиограмма, содержащая цифры "34.00", предположительно указывающая на квадрат 34 по карте метеокодов, имевшейся у экипажа, -- этот квадрат приходится на восточный район островов Канадского арктического архипелага.

В конце 70-х основательно прорабатывалась версия о том, что полет "Н-209" завершился в Якутии, в районе озера Себян-Кюель. Кажется, этот вариант из всех наиболее серьезно изучался на местности, на озере побывало несколько поисковых экспедиций, деятельность которых освещалась подробно газетами "Советская Башкирия", "Якутия" (тогда "Социалистическая Якутия") и "Советская Россия". Каких-либо значимых результатов поиски на Себян-Кюеле, проводившиеся в течение нескольких лет, не дали. Один из материалов было уже сообщил о находке тяжелого самолета на дне озера, однако дальнейшие исследования не подтвердили первые результаты магнитной съемки, и после этого даже самые ревностные сторонники якутской версии финала полета "Н-209" были вынуждены признать, что самолет Леваневского следует искать в высоких широтах Арктики. Если же говорить о позитивных итогах поисков следов в Якутии, то они выразились в том, что нам стала известна еще одна радиограмма с "Н-209", принятая радистом Ф.С.Пилясовым вечером 13 августа 1937 года: "Иду на двух, пришлось снизиться, впереди вижу ледяные горы" и сообщения о том, что рацию РЛ слышали 13 -- 14 августа на 26 метрах в Среднеколымске и на 34 -- 35 метрах в Булуне (Тикси). По непроверенным же данным, на дне озера Себян-Кюель может находиться самолет времен второй мировой войны.

Самый интригующий факт, который, собственно, и вызвал к жизни версию о посадке в Якутии, -- это доска с именем Леваневского и плохо читаемыми фамилиями экипажа, обнаруженная вертолетчиком Е.Поповым в 1965 году на берегу озера Себян-Кюель. Об этой памятной доске рассказывали и эвены -- жители поселка Себян-Кюель. На момент начала широкомасштабных поисков следов самолета "Н-209" в Якутии доска была утрачена (есть предположение, что ее взял с собой экипаж вертолета, базировавшегося в Жиганске и потерпевшего позднее катастрофу). Сам Е.Попов и члены его экипажа категорически отрицают то, что они могли спутать доску с надписями, о которой шла речь, с памятной доской на месте гибели другого самолета "Н-263".

В связи со всем этим напрашивается предположение, что доска с именем Леваневского действительно существовала и находилась на берегу озера Себян-Кюель, но такая доска могла быть оставлена экипажем почти за год до гибели на "Н-209", а именно -- в августе 1936 году, при перелете самолета "Уолти 1-А" из Лос-Анджелеса в Москву, если самолет совершил одну из посадок на этом озере. То, что С.А.Леваневский оставлял какие-либо знаки или записки в местах посадок, известно из его же рассказов в книге "Моя стихия". Другие фамилии, которые были написаны на себян-кюельской доске, не читались, они остались неизвестными, и их тем самым невозможно отождествить с фамилиями членов экипажа "Н-209".

Многие современники полета Леваневского свидетельствуют, что еще некоторое время, почти месяц после исчезновения "Н-209", на его волне в эфире звучали какие-то сигналы, которые невозможно было разобрать. Для тех, кто писал о судьбе самолета, эти сигналы были свидетельством того, что экипаж мог совершить посадку на лед или на один из огромных айсбергов, дрейфующих в высоких широтах Ледовитого океана. Одно из таких свидетельств, причем основанное не на сообщениях газет, а на документах, вообще не связанных с полярной авиацией (тем больше ценность такого сообщения, оно исходит от незаинтересованных лиц), обнародовано в книге М.В.Вяхирева "В краю пурги и льдов" (1985), рассказывающей о полярной станции на Мысе Шмидта. В ней приведена радиограмма, переданная с "Н-209" 13 августа в 17.58: "Как меня слышите? RL. Ждите". И вот что говорится далее: "В дальнейшем сообщения с самолета Леваневского прослушивались настолько слабо, что разобрать их не удавалось. А с 23 августа позывной самолета в эфире не прослушивался". Перед нами еще одно новое свидетельство того, что станция Мыса Шмидта слышала сигналы рации Леваневского в течение десяти дней после его исчезновения.

Версия согласно которой самолет "Н-209" не долетел до побережья Аляски считанные мили и упал в море в районе острова Бартера, выглядит очень правдоподобной -- были даже местные жители-эскимосы, рассказывавшие об этом как очевидцы. Но она не согласуется со свидетельствами о том, что после исчезновения самолета "Н-209" на его волне прослушивались какие-то неразборчивые сигналы.

Уверенность в том, что командир экипажа Леваневский вел самолет по намеченному курсу, слова эскимосов, видевших самолет над морем вблизи аляскинского побережья, и таинственные радиосигналы после исчезновения самолета... Кажется, есть возможность объединить все это в рамках еще одной версии.

Если провести прямую линию от Северного полюса вдоль 148 меридиана по намеченному курсу самолета, она выйдет на побережье Аляски в районе нынешнего поселка Прадхо-Бэй, вблизи небольшого острова Бартера, получившего известность благодаря статьям о поисках "Н-209". А если ее продолжить -- вот тут вспоминаются слова из воспоминаний полярного летчика И.П.Мазурука о том, что исчезнувшие самолеты всегда отыскиваются не там, где их искали. Взглянем еще раз на карту Аляски: там поперек курса "Н-209" лежит горный хребет, достигающий в отдельных местах высот почти в 2700 метров. Заметим -- трасса самолета Чкалова пролегала в стороне, к востоку от этих гор, над канадской тундрой. Причем как раз по предполагаемому курсу самолета Леваневского, в направлении с юга на север вытянулись долины, образуемые отрогами этого хребта. Такие долины, упирающиеся в горный хребет, в сложных погодных условиях, при тумане и низкой облачности, должны были образовать настоящую ловушку для самолета -- тем более для самолета с неисправным двигателем, с горючим на пределе, с уставшим экипажем. Вполне могло случиться так, что самолет "Н-209", следуя строго по заранее намеченному курсу, мог совершить посадку где-то в горном районе Аляски. Там, где его никому и никогда не приходило в голову искать. Заметим, что аналогичное предположение сразу после исчезновения самолета "Н-209" высказывал известный канадский полярный исследователь В.Стефанссон, однако мнение не было учтено при выработке стратегии поисков.

Причем, если данное предположение верно, то это должна была быть именно посадка самолета, а не авария. Это могла быть и намеренная вынужденная посадка из-за нехватки горючего или вследствие падения мощности моторов. Это могла быть и нерасчетная посадка в горах в сложных метеоусловиях и при плохой видимости -- на такие размышления наводит случай с дальстроевским "ТБ-3", найденным в конце 70-х годов между Охотском и Магаданом. Если полет "Н-209" закончился в горах Аляски, то экипаж, конечно, пытался дать о себе знать по радио -- но тут опять-таки будет понятным, почему эти сигналы не были услышаны. Окружающие горы, служащие своего рода экраном для радиоволн, неизбежно не позволили бы принять сигналы "Н-209" с земли прежде всего ближайшим станциям Аляски в Фэрбенксе, Номе и других населенных пунктах -- возможно, именно поэтому неразборчивые сигналы на волне "Н-209" были слышны на большом удалении от предполагаемого места посадки. Район Аляски, о котором идет разговор, был совершенно пустынен и редко посещается людьми даже в наши дни. Может быть, именно там кроется разгадка тайны "Н-209"?..

Обобщая содержание публикаций и обрабатывая собранную информацию о ходе полета "Н-209" над Северным Ледовитым океаном, мы можем признать, что совокупность известных фактов в полном объеме укладывается в две возможные версии о судьбе самолета и экипажа.

Версия первая -- это вынужденная посадка самолета "Н-209" в районе 83 градуса северной широты и (предположительно) 148 градуса западной долготы. Подтверждением данной версии являются координаты, принятые теплоходом "Батум" 13 сентября 1937 года, и цифра 83 в одной из последних неразборчивых радиограмм. Координаты "83 норд 179 вест" могли указывать местонахождение "лагеря Леваневского" после сноса льдов в западном направлении.

Версия вторая -- в горном районе Аляски, где-то на северных склонах хребта Брукс или Эндикотт, вероятнее всего, в одном из узких каньонов. В этих местах Аляски поиски самолета "Н-209" почти не велись, однако шансы обнаружить его на склонах горного массива гораздо более значительны, нежели перспектива найти на океанском дне.

Первые перелеты советских самолетов через Северный полюс в Америку давно стали историей. Трансполярная трасса, вопреки романтически окрашенным ожиданиям 30-х годов, не используется для регулярных полетов. Меняется историческая оценка событий. Однако новое поколение по-прежнему живет в надежде, что тайна "Н-209" когда-нибудь перестанет быть тайной. Потомки хранят память об экипаже, навсегда ушедшем в арктическое небо шестьдесят лет назад.

До сих пор почти единственным средством выражения этой памяти являются статьи и книги. Увы, ни в Москве, ни в других городах нет памятника героям. Может быть, такой монумент в память о Сигизмунде Леваневском и его экипаже как раз и стоит установить в каком-нибудь из северных аэропортов -- это стало бы продолжением доброй традиции чтить память полярных летчиков, начало которой положила памятная доска в аэропорту на Мысе Шмидта, установленная в память авиаторов-пионеров неба Чукотки.

Алексей БУРЫКИН,
кандидат филологических наук.

Санкт-Петербург.

Сайт управляется системой uCoz