Август 1937-го...
При неизвестных обстоятельствах погиб экипаж
выдающегося летчика С. Леваневского
ИСКАТЕЛЬ и Ко

Он был красив и талантлив

      Судьба и гибель выдающегося летчика современности Сигизмунда Леваневского - белое пятно в истории нашей отечественной авиации. О нем думаю со школьной скамьи, но только теперь, когда вплотную пришлось заняться тем последним его полетом, узнал, что я не одинок и что есть еще десятки людей, мечтающих найти самолет Леваневского и его доблестный экипаж, - это тележурналист Ю. Сальников, авиаинженер Е. Коноплев, хирург Э. Мулдашев...
      Пусть это и выглядит наивным, но всегда, когда приходится бывать в Арктике, я "прилипаю" к иллюминатору и наблюдаю за бесконечной чередой островов, разбросанных в Ледовитом океане; смотрю на треснувшие льды "макушки" нашей планеты и хочу, надеюсь увидеть разбитый фюзеляж или крыло с надписью "Н-209": может быть, здесь его последний приют? Снимок сделан в Лос-Анджелесе в 1936 году, за год до гибели этих летчиков.
 На снимке С. Леваневский (справа) и В. Левченко. Фото публикуется впервые.
      Москвичи-старожилы чтят и помнят этого летчика по воскресным авиапраздникам на Ходынском поле: "бочки" и "мертвые петли" Леваневского были самыми изящными и блистательными. В 30-х годах, известных, с одной стороны, сталинским мракобесием, а с другой - небывалыми рекордами, от него, Сигизмунда Леваневского, сходили с ума не только любители авиации, но и маститые конструкторы и пилоты. По нем плакали женщины... Он был красив и талантлив. Упрям и мужествен.
      А путь к славе российского летчика был тернист и опасен. Хотя бы потому, что не один и не два раза ему доводилось глядеть смерти в глаза: тяжелый физический труд с раннего детства, участие в гражданской (в семнадцать он командовал батальоном и был тяжело ранен), обучение летному искусству на плохоньких фанерных аэропланах, на которых каждый третий зачет мог оказаться последним. А спасение Леваневским своих коллег-летчиков!
      Он, Леваневевский, стоял у истоков нашей полярной авиации и был в ряду таких же асов, как Молоков, Водопьянов, Ляпидевский. Кстати, самый первый Герой Советского Союза, А. Ляпидевский - ученик Сигизмунда Александровича по Севастопольской школе морских летчиков. Не кому-нибудь - Леваневскому принадлежала идея межконтинентального перелета: СССР - Северный полюс - Америка. И он к ней готовился тщательно, с неутомимостью гениального фантазера и настоящего профессионала. Полет через полюс - его детище, мечта, которой не суждено было осуществиться. Отец народов с большим неудовольствием отнесся к тому, чтобы этот перелет совершил человек с польской кровью, и в полет назначил Валерия Чкалова, А. Белякова и второго пилота из экипажа Леваневского по самолету "АНТ-25" Г. Байдукова. Нисколько роли самого Чкалова не преуменьшаю, - пожалуй, это был единственный, помимо М. Громова и Леваневского, авиатор, кто бы мог справиться с этой задачей.
      Нет, Леваневским не владела идея быть именно первым. Дело было для него важнее амбиций и тщеславия; если Чкалов поставил рекорд, значит, ему, полярному волку, следует начать развитие торговых воздушных линий с Америкой. Своего он добился, и через несколько месяцев после Чкалова его экипаж в составе: Н. Кастанаева, Н. Годовикова, Н. Галковского, В. Левченко и Г. Побежимова на четырехмоторном самолете "Н-209" отправился в Арктику.
      ... Из того полета никто домой не вернулся: ни экипаж, ни его 35-летний командир Сигизмунд Леваневский. Относительно катастрофы "Н-209" существует бесчисленное множество версий, но до сих пор ни одна из них не нашла реального подтверждения: требуется поиск, а не умозаключения.
      В этом выпуске "Искателя" предлагается "аляскинская" версия, из которой следует, что экипаж разбился в море Бофорта.
В. Юнисов
специальный корреспондент "Комсомольской правды"

Как найти самолет?

Мнение участника трех поисковых экспедиций "Комсомольской правды", сотрудника Института земного магнетизма, ионосферы и распространения радиоволн АН СССР А. Станюковича.

      Качественную аэрофотосъемку акватории моря можно осуществить при помощи специальных светофильтров. Она может быть проведена в солнечную погоду при минимальном волнении моря. Это позволит выявить на морском дне детали самолета, не занесенные донными отложениями, и в любом случае даст полезную информацию о рельефе дна и структуре донных отложений.
      ПОДВОДНЫЙ ГЕОФИЗИЧЕСКИЙ ПОИСК. Для детального обследования моря Бофорта требуется специальное судно с небольшой осадкой, оснащенное следующей поисковой аппаратурой: морской магнитометр, акустический профилограф, акустический гидролокатор бокового обзора, индукционный подводный металлоискатель с буксируемым чувствительным элементом.
      ВОДОЛАЗНО-ТЕХНИЧЕСКИЕ РАБОТЫ. Остатки самолета "Н-209" могут быть подняты на поверхность традиционными способами при участии 4-6 водолазов, оснащенных автономным водолазным снаряжением.
      Судно обеспечения должно быть снабжено компрессором высокого давления для зарядки аквалангов и продувки понтонов, набором понтонов и грузовой лебедкой для подъема частей самолета.

Свидетели? Имеются!

Докладная записка поверенному в делах СССР в США тов. Уманскому

      8-го февраля сего года я по Вашему поручению принял доктора Хомера Келлемса, который хотел сообщить полпредству кое-какие сведения, связанные с поиском погибшего экипажа Леваневского.
      В прошлом (1938 г. - Ред.) году в июле-августе Келлемс возглавил небольшую экспедицию, которая на небольшом пароходе отправилась из Сан-Франциско на Аляску.
      У мыса Барроу д-р Келлемс решил приступить к поискам экипажа Леваневского. В свое время он читал в американских газетах о том, что 15 августа 1937 года эскимосы, живущие к юго-востоку от мыса Барроу - в районе островов Джонса, - слышали шум моторов самолета и сильный всплеск воды.
      Желая проверить достоверность этих сообщений, Келлемс спросил об этом сержанта Моргана, работающего на мысе Барроу начальником поста американского "Сигнал Кор". Последний подтвердил, что лично знает тех эскимосов, которые видели 15 августа 1937 года падение какого-то самолета в воду вблизи острова Спай (входящего в группу островов Джонса). Захватив с собой эскимосского переврдчика, д-р Келлемс со своей командой отправился к группе островов Джонса, чтобы лично побеседовать с эскимосами, якобы видевшими самолет. По прибытии на указанное место д-р Келлемс познакомился этими эскимосами. Одного из них зовут Фостер Панегио, другого - Роджер Клауд Кашак. Они рассказали Келлемсу следующее: 15 августа 1937 года они, как и другие эскимосы, проживающие на мысе Оликток, пользуясь имеющимися у них биноклями, увидели, как над островами Тетис стремительно пролетел самолет по направлению на восток к соседнему острову Спай, отстоящему от острова Тетис на шесть миль. На пути между этими островами самолет упал в воду и затонул.
      Далее эскимосы рассказали, что они тотчас же направились к месту предполагаемой гибели самолета, тщательно исследовали его, но ничего не нашли. Лишь в лагуне острова Тетис они обнаружили значительные следы масла, которые, однако, вскоре были смыты водой.
      На своем судне Келлемс отправился к острову Тетис, тщетельно все исследовал, но ничего не обнаружил. Затем он принялся обследовать водное пространство между островами Тетис и Спай.
      В течение последующих дней Келлемс продолжал исследования, однако то место так и не было обнаружено, так как не хватало буев. Д-р Келлемс заявляет, что если бы в его распоряжении имелось соответствующее оборудование, он легко бы произвел исследование акватории. Для этого требуется иметь достаточное количество буев.
      Все водное пространство составляет 36 квадратных миль.
      Д-р Келлемс заявил, что он сообщает об этом полпредству, желая содействовать нахождениюэкипажа Леваневского. При этом Келлемс строит следущую гипотезу, с которой соглашается и сержант Морган: самолет Леваневского из-за порчи моторов сел где-либо на льду между полюсом и Канадой. Экипаж самолета через некоторое время исправил моторы, поднялся в воздух и почти долетел до Аляски. Ввиду неисправности моторов или недостачи бензина самолет, находясь уже у Аляски, пытался совершить посадку, но она не удалась, и самолет погиб где-то между двумя указанными островами.
      Вашингтон,
      9 февраля 1939 г.
Пресс-референт полпредства С. Бельский

Тайна мыса Оликток

Более десяти лет жизни посвятил поискам экипажа Леваневского гражданин Америки Уолтер Курильчик

      Вот уже год идет активная переписка бюро "Искатель" с Уолтером Курильчиком, пенсионером из города Капистрано Бич (штат Калифорния, США). В прошлом этот крепкий и жизнерадостный американец был летчиком военно-морских сил США, участвовал во второй мировой войне.
      Разговор с У. Курильчиком состоялся в Москве, в гостинице "Можайская":
      - Господин Курильчик, почему вас так интересует самолет "Н-209", разбившийся в 1937 году?
      - Дело в том, что у нас в Америке Сигизмунд Леваневский признан таким же выдающимся летчиком, как и американец Чарльз Линдберг, который в 1927 году совершил первый беспосадочный перелет через Атлантический океан. Он пролетел из США во Фрацию за 33 часа 30 минут. Это ни много, ни мало 5800 километров. Леваневский нам импонирует тем, что он попытался доказать возможность использования для торговых целей маршрут: Москва - Северный полюс - Фербенкс. Я считаю, что гибель Леваневского и пяти членов экипажа - самая загадочная катастрофа века, которую до сих пор так никто и не разгадал. Уверен: для Советского Союза находка остатков самолета была бы такой же сенсацией, как если бы кто-нибудь обнаружил местонахождение известной нашей летчицы Амелии Эрхарт, пропавшей при попытке совершить кругосветный перелет в том же, 37-м году, за месяц до гибели экипажа Леваневского.
      - Почему вы уверены, что "Н-209" погиб у северной оконечности Аляски?
      - В своей гипотезе я полагаюсь исключительно на отчет доктора Келлемса. Дело в том, что я два месяца провел в библиотеках и научных учреждениях Канады, потратил годы, уточняя время полета "Н-209", изучая состояние льдов, морские течения и перемещение морского дна рядом с Оликтоком в устье реки Колвилл. И при этом наметил весьма небольшой район, где, более чем уверен, надо искать.
      - Господин Курильчик, возможно ли проведение совместной советско-американской поисковой экспедиции на море Бофорта?
      - Увы, это очень сложно. Дело в том, что у нас бюрократических барьеров не меньше, чем у вас. И многие весьма скептически смотрят на энтузиастов, которые заняты не бизнесом, а историей своего народа. А это печально. Думаю, в первую очередь необходимо разрешение властей штата Аляска на проведение подобной экспедиции, нужны спонсоры с обеих сторон.
      Надо "закрыть" версию Келлемса, которая не только мне одному не дает спать по ночам. Не секрет, что в поиске даже отрицательный результат - достижение.
      В. Вагапов
      Москва

®"Комсомольская правда" 27/04/1990
Back
Home
Сайт управляется системой uCoz